«Янукович пожалел об этом». Страны Восточного партнерства подвели итоги

Галия Ибрагимова

В Брюсселе завершился юбилейный саммит Восточного партнерства — совместного проекта ЕС и шести постсоветских стран. Организаторы встречи обошли стороной лишь одну, но волнующую всех тему — полноценное членство в Евросоюзе. Почему на этот вопрос по-прежнему нет ответа, разбиралось РИА Новости.

Русские туристы vs богатые европейцы

«Десять лет назад грузины искренне верили, что Восточное партнерство — это прямой путь в Евросоюз. Но ни Брюссель, ни Вашингтон так и не предложили конкретных мер поддержки грузинской экономики. В чем тогда суть евроинтеграции? — рассуждает жительница Тбилиси Теона Ломидзе.

В беседе с РИА Новости она не скрывает, что долгое время была сторонницей проевропейского курса Грузии и отвергала все, что было связано с Россией. Но сегодня ее отношение к ЕС и Москве стало меняться.

«Грузинская продукция по-прежнему востребована на российском рынке. Неплохой доход в бюджет страны стал приносить туризм, и здесь надо признать, что больше половины туристов — это граждане России. Возвращается мода на русский язык «, — рассуждает девушка.

Что касается ассоциативного сотрудничества с ЕС, то, по мнению Ломидзе, за десять лет наиболее ощутимым результатом стала отмена шенгенских виз для граждан Грузии сроком на девяносто дней. Но жительница Тбилиси опасается, что стремление многих грузинских граждан остаться в Европе может снова ужесточить правила въезда в шенгенскую зону.

«Опасения европейцев оправданы, но в ЕС пытаются задержаться в основном те грузины, кто не может найти работу на родине», — предполагает она.

Жительница Кутаиси Кира Беридзе (имя изменено по просьбе собеседницы) согласна, что российский рынок ближе для грузин. Однако она считает, что будущее страны все же за Европой.

«Россия — это «легкий рынок» для грузинской продукции. Но европейские потребители богаче. К тому же рынок ЕС стабильнее российского», — рассуждает женщина.

Ломидзе с такой точкой зрения не согласна. «Чтобы завоевать рынок Евросоюза, надо расширять список производимых в Грузии товаров. Но пока вино, сыры, боржоми — это основной перечень экспортируемой продукции. И нигде она не пользуется большей популярностью, чем в России и странах СНГ».

Пессимизма по поводу членства Грузии в Восточном партнерстве не разделяет и житель Батуми Гиоргий Гелашвили. «Сотрудничество с ЕС — это гарантия политического и социально-экономического развития Грузии. Тбилиси не смог бы в одиночку преодолеть многие проблемы», — делится своими мыслями с РИА Новости Гиоргий.

Примечательно, что ответственность за проблемы в экономике и социальной сфере житель Батуми возлагает не на местные власти, а на Москву. «Соседей не выбирают, но именно российский фактор сдерживает приток инвестиций. Как только Грузия вступит в ЕС, а потом и в НАТО, риски снизятся, и инвесторы начнут нам больше доверять», — полагает он.

Сдержанный оптимизм

Споры о том, с кем выгоднее сотрудничать — с Россией или Евросоюзом, — десять лет ведутся не только в Грузии, но в других странах — членах Восточного партнерства. И мнения по этому поводу постоянно меняются.

Например, Армения, которая была в числе шести стран, получивших приглашение присоединиться к Восточному партнерству ЕС, вначале поддержала этот проект. Но когда оставалось подписать итоговые документы, Ереван пошел на попятную. Занимавший тогда должность премьер-министра Армении Тигран Саргсян заявил, что для страны перспективнее экономическая интеграция с Россией.

В 2015 году Ереван вступил в курируемый Москвой Евразийский экономический союз. Но и от расширения экономических связей с Брюсселем армянские власти не отказались и через два года подписали соглашение о всеобъемлющем партнерстве с ЕС.

Сдержанное отношение к Восточному партнерству сохраняется и в Азербайджане. Саму идею укрепления отношений с Брюсселем власти этой страны поддержали, но подписывать соглашение об ассоциации с ЕС отказались. Свою позицию они объяснили тем, что Баку — не сторонник вступления в какие-либо интеграционные союзы. Причем для республики одинаково важны и российский, и европейский рынки.

Участником Восточного партнерства десять лет назад стала и Белоруссия. Но взаимодействие Минска и Брюсселя до сих пор определяется не столько экономической, сколько политической целесообразностью. Учитывая, что белорусские власти все еще частично под санкциями ЕС, отношения сторон к ассоциативному сотрудничеству друг с другом остается сдержанным.

Ежегодные саммиты Восточного партнерства Александр Лукашенко, как правило, игнорирует. Не стала исключением и завершившаяся накануне юбилейная встреча. Белоруссию на ней представлял глава МИД Владимир Макей.

Надейся и жди…

Главными проводниками идеи Восточного партнерства изначально были три страны: Грузия, Украина и Молдавия. Брюссель разъяснял, что соглашение не сулит автоматического членства в Евросоюзе. Документ в основном предусматривает создание зоны углубленной и всеобъемлющей торговли между сторонами. На практике это означает, что страны-члены получают возможность беспошлинного доступа на рынки ЕС. Взамен они обязуются реализовать ряд политических, социальных, торговых и судебных реформ внутри своих стран.

Самым привлекательным пунктом была перспектива «безвиза». И хотя отмена «шенгена» тоже не означает последующего вступления в Евросоюз, Грузия, Украина и Молдавия не оставляют надежд. Не настораживает их и то, что именно инициатива Восточного партнерства заложила мину замедленного действия в события на Украине.

Переговоры об условиях присоединения к соглашению украинские власти вели наравне с другими странами Восточного партнерства с 2010 года. Через два года документ был согласован, и стороны готовились его подписать. Но в последний момент власти в Киеве решили, что не могут игнорировать значимость российского рынка.

Занимавший тогда должность президента Виктор Янукович пытался объяснить это Брюсселю. Но еврочиновники поставили его перед выбором — или ЕС, или Москва. В результате на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе в 2013 году украинские власти отказались подписывать соглашение. Это спровоцировало антиправительственные демонстрации в Киеве. Участники протестов настаивали на евроинтеграции и требовали немедленного подписания соглашения. Митинги усиливались и в итоге вылились в госпереворот.

События, которые сегодня известны как второй киевский Майдан, шокировали Брюссель. Никто в Европе не ожидал, что проект Восточного партнерства спровоцирует кровопролитие и смену власти на Украине. Тем не менее в 2014 году Петр Порошенко, став украинским президентом, первым делом подписал соглашение об ассоциации с ЕС.

Партнеры по не подписанию

«Восточное партнерство знало взлеты и падения. Были моменты острой драмы, как, например, на саммите в Вильнюсе шесть лет назад. Тогда президент Янукович отказался подписать соглашение об ассоциации с ЕС, о чем, вероятно, он горько пожалел», — заявил на открытии десятого юбилейного саммита председатель Европейского совета Дональд Туск.

Особый упор в своем выступлении он сделал на результаты десятилетней работы. К ним он отнес сближение ценностей и культур участников формата, расширение экономических связей.

Но ни слова не сказал о возможном вступлении в ЕС стран Восточного партнерства. Более того, по итогам юбилейного саммита участники не смогли согласовать итоговую декларацию из-за требований Азербайджана включить в текст пункт о территориальной целостности этой страны. Брюссель отказался, так как это означало бы выражение поддержки позиции Баку по Нагорному Карабаху. В итоге декларацию подписала только глава европейской дипломатии Федерика Могерини, что понизило значимость документа.

От любви до разочарования

«Для Украины Восточное партнерство — это свидетельство того, что страна сделала цивилизационный выбор в пользу Европы. Политика со стороны ЕС тоже подтверждает его готовность говорить с Киевом на равных. Украинцы почувствовали эффект от этого формата, когда два года назад получили возможность без виз посещать Европу», — поделился своими мыслями в беседе с РИА Новости украинский активист Тарас Стодоля.

Другую точку зрения высказала жительница Киева, дизайнер одежды Светлана Дьякова. «Украинские власти стремятся в ЕС, говорят о западных ценностях, но в стране по-прежнему коррупция, безработица и низкие пенсии, и зарплаты. Во имя чего тогда проливалась кровь на Майдане и к чему все разговоры, что «Украина це Европа», — задается вопросом девушка.

Некоторое разочарование в Восточном партнерстве существует и в Грузии. «Тбилиси вдохновляет, что этот формат сотрудничества с ЕС позволил добиться снижения пошлин на торговлю, отмены виз. Но главное разочарование в том, что, несмотря на проведенные грузинскими властями реформы, страна так и не стала членом ЕС», — рассуждает в беседе с РИА Новости грузинский политолог Арчил Сихарулидзе.

По мнению эксперта, только когда будет получен четкий ответ о членстве в Евросоюзе, можно будет говорить об успехе или провале этого формата. Но Брюссель по-прежнему отмалчивается.

Статья была изначально опубликована новостным порталом РИА Новости. Она доступна по ссылке.

2 мысли о “«Янукович пожалел об этом». Страны Восточного партнерства подвели итоги”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *