Северомакедонская Мечта Грузии

Греция и Македония смогли разрешить многолетний спор о названий государства; и теперь, уже Республика Северная Македония готовится с членству в НАТО. Этот факт вдохновил представителей грузинской элиты и возродил надежду на то, что страна наконец-то сможет стать членом альянса. Однако, пример Македонии вряд ли можно считать прецедентом.

Читать дальше стать на английском здесь.

«Вместе мы можем гораздо больше» — какие послания Зурабишвили донесла до Армении

Визит президента Грузии Саломе Зурабишвили в Армению ознаменовался двумя главными темами — проблемой демаркации общей границы, а также вопросом реставрации памятников культуры в Армении.

Зурабишвили гостила в Армении в ранге президента в первый раз. На протяжении двух дней она провела переговоры с президентом Армении Арменом Саркисяном, премьер-министром Николом Пашиняном, председателем парламента Араратом Мирзояном, а также с Католикосом всех армян Гарегином II.

«Мы вместе можем гораздо больше, чем по отдельности, нам очень многое предстоит сделать», — главное послание Зурабишвили властям Армении.

В ходе визита глава Грузии возложила цветы к Вечному огню мемориального комплекса, а также посадила ель в Аллее памяти. В музее-институте Геноцида армян Зурабишвили также оставила запись в Книге памяти.

Где граница?

Зурабишвили посетила Армению после поездки в Азербайджан. Именно в Баку глава грузинского государства впервые поставила вопрос демаркации границы и предложила коллегам из Азербайджана довести начатое дело до конца.

Аналогичное заявление Зурабишвили сделала и во время встречи со своим армянским коллегой. Дело в том, что вопрос демилитации и демаркации границы как с Азербайджаном, так и с Арменией стоит на повестке дня с момента распада СССР.

«Мы считаем, что настало время для наших двух стран, чтобы мы завершили процесс демаркации. Дали новый импульс комиссии, для того чтобы вернуться к соглашению, которое было подписано, когда я была министром иностранных дел Грузии», — сказала Зурабившили на пресс-конференции по итогам встречи с Арменом Саркисяном.

Как с Арменией, так и с Азербайджаном у Грузии созданы специальные комиссии по делимитации и демаркации государственных границ.

Культурные памятники

После аудиенции с президентом Армении глава грузинского государства отправилась к премьер-министру Николу Пашиняну. Если после встречи с Саркисяном Зурабишвили делала политические заявления, то встречу с главой правительства Армении она посвятила культурным отношениям.

Во время переговоров с глазу на глаз Зурабишвили предложила армянской стороне подключить грузинских специалистов к реставрации памятников культурного наследия, расположенных в Армении.

«Президент Грузии поставила вопрос подключения грузинских специалистов к реабилитационным работам на памятниках культурного наследия, расположенных в Армении», — говорится в сообщении.

Зурабишвили выступила с идеей возобновления договора о сотрудничестве в сфере культуры между двумя странами, срок которого истек еще в 2018 году. В первый раз соглашение было подписано еще в 2013 году.

Миру нет альтернативы

Еще одну важную встречу президент Грузии провела в Национальном собрании (парламент) Армении. Зурабишвили вместе с другими членами грузинской делегации встретилась с главой заксобрания Армении Араратом Мирзояном.

На встрече с Мирзояном Зурабишвили отметила, что все конфликты на Южном Кавказе должны быть урегулированы мирным путем.

«Наша позиция непоколебима: эти конфликты можно решить только мирным путем. Мы являемся последователями этой политики, не меняем ее и не считаем, что в этом регионе возможна другая альтернатива. Все, что обостряет эти конфликты и усложняет их разрешение, идет вразрез интересам нашего региона. Единственным путем решения этих конфликтов является политическое вмешательство наших партнеров более высокого уровня», — сказала Зурабишвили.

Президента Грузии поддержал и глава парламента Армении.

«Наши твердые и устойчивые связи дают нам возможность сотрудничать на международной арене, где мы поддерживаем друг друга и наши мнения по многим вопросам совпадают. Например, армянская делегация воздерживается от голосования по таким вопросам, которые наносят вред интересам Грузии. Конфликт Нагорного Карабаха может быть решен только мирными переговорами. Это исходит из всех интересов», — сказал Мирзоян.

Новая южнокавказская политика

Визит Зурабишвили в Армению не стоит оценивать как отдельно взятый, а нужно рассмотреть в купе с посещением Азербайджана, считает политолог Арчил Сихарулидзе. Эксперт уверен, что президент Грузии дала понять Баку и Еревану, что готова принять участие в формировании новой южнокавказской политики, построенной на общей безопасности.

«Похоже у нее (Зурабишвили — ред.) есть два важных сообщения. Первое то, что Грузия по-прежнему остается на орбите Европы, и нашей главной целью является сближение с Европой, но своей поездкой в Азербайджан и Армению она указала на то, что наш южнокавказский регион очень важен. Нам в Грузии нужно иметь не только европейскую политику, но и южнокавказскую, которой до этого не было на Южном Кавказе», — сказал Сихарулидзе в интервью Sputnik Грузия.

Самым важным моментом в визите Зурабишвили в Армению является вопрос демаркации и делимитации границы. Эксперт считает, что президент Грузии обязана говорить об этих проблемах как в Баку, так и в Ереване.

Дело в том, что главной точкой преткновения в процессе делимитации грузино-азербайджанской границы является монастырский комплекс Давид-Гареджи, который находится прямо на границе. Официальный Тбилиси настаивает на внесении комплекса в свои границы.

«У нас есть проблемы с демаракцией. Вы наверняка знаете, что в Азербайджане на демаркационной линии есть монастырь, который для грузин является очень важным, и, зачастую, у грузин бывают проблемы с посещением этих мест. Она (Зурабишвили — ред.) должна говорить о проблемах, которые есть у обычных людей. Многие в Грузии не довольны тем, что не могут спокойно посетить культурную достопримечательность», — добавил Сихарулидзе.

Заключительным аккордом в визите Зурабишвили была встреча с Католикосом всех армян Гарегином II, которая состоялась в Первопрестольном Эчмиадзине.

Комментарии были опубликованы информационным порталом Sputnik-Georgia. Он доступен по ссылке.

Жузы в Казахстане меня удивили — ученый из Грузии

Айжан Рымбаева

Арчил Сихарулидзе, ученый в области политических наук (Тбилиси), был приглашен одним из вузов Южного Казахстана в качестве лектора. Своими впечатлениями о нашей стране он поделился с редакцией 365info.kz.

— Расскажите о себе. Чем вы занимаетесь?

— В роли ученого я сфокусирован на политических науках, международных отношениях и государственном управлении. В частности, исследую внутреннюю и внешнюю политику России, демократизацию и смену режимов на постсоветском пространстве, политические аспекты ислама в Грузии и реформу высшего образования.

Последние пять лет преподаю студентам магистратуры в ТГУ (Тбилисский государственный университет им. Иване Джавахишвили) предмет «Этика, административная коррупция и государственное управление». Также провожу тренинги для школьников старших классов и студентов бакалавриата на темы успешного студенчества и академической карьеры.

Недавно я инициировал проект SIKHA foundation, цель которого продвигать интересные кейсы на различные темы, начиная с развития академической культуры и заканчивая новейшими технологиями.

Казахстан потерял черты Востока

— Что стало причиной визита в Казахстан?

— У меня появилась возможность побывать в Туркестане благодаря инициативе представителей Высшей школы госуправления и экономики одного из университетов, которые предложили мне принять участие в проекте приглашенных профессоров.

В рамках проекта я месяц читал лекции студентам на темы госуправления и менеджмента. Также вел мастер-классы и тренинги для профессорско-преподавательского состава, помогал администрации университета в написании проектов.

В 2017 году посетил столицу Казахстана Астану и остался под сильным впечатлением. Вообще, это была моя первая поездка в Центральную Азию. Можно сказать, я открыл для себя Азию благодаря Казахстану.

— Что вас впечатлило у нас?

— Если говорить в целом, Казахстан — это довольно европеизированное государство. Мне кажется, приезжающие сюда иностранцы точно не ждут такого расклада. В этом есть большой плюс и минус Казахстана. С одной стороны, для многих будет приятным сюрпризом и удовольствием найти частичку Европы (или западного мира/культуры в целом). А с другой — некоторым будет не хватать восточного блеска и шарма, которого они ожидают.

Централизация процессов

Мне, например, было легко входить в контакт и сотрудничать с казахами благодаря тому, что многие из них получили образование на Западе и/или подверглись влиянию глобализации.

Но в то же время хотелось увидеть Восток в его нетронутом состоянии. Для этих целей, наверное, нужно ехать в глубинку или другие страны Центральной Азии. К примеру, мы с коллегами побывали в Ташкенте — безусловно, там больше Востока.

Я побывал в трех казахстанских городах – Астане, Туркестане и Актау. Опираясь на этот небольшой список, могу сказать, что налицо сильная централизация процессов.

Жизнь в Казахстане кипит… но в основном только в политических и административных центрах. Эта серьезная проблема, и она сильно влияет на страну, не позволяя гармонично развиваться.

Я очень рад, что правительство решило исправить ситуацию и инициировало много проектов. Надеюсь, моя работа в Туркестане позитивным образом повлияет на развитие города, особенно в сфере высшего образования.

Грузия и Казахстан — сходства и различия

— В чем, на ваш взгляд, отличия Казахстана от Грузии?

— Могу сказать, чем мы похожи, это намного проще. Мы похожи нашим стремлением быть частью глобальных процессов и глобального общества. Стремлением перенять у западного мира многие политические, экономические и социокультурные элементы.

Что касается различий — это, конечно же, религия и регион в целом. В нашей стране абсолютное большинство граждан проповедуют православие. А Грузия, хоть частично и находится в Азии, точно не Восток. Эти переменные сильно влияют на все, начиная от поведения и заканчивая восприятием мира.

Еще одно важное отличие — фактор конфликта и войны. Вы, наверное, знаете, в 90-х годах в Грузии бушевала не только гражданская война, но и сепаратистские движения. А в 2008 и вовсе случился военный конфликт с Россией. Эти процессы нанесли серьезный ущерб обществу, оставив глубокие исторические и психологические раны. К счастью, Казахстан сумел избежать такой участи. Однако различный исторический опыт предопределил и разный подход ко многим вопросам.

Жузы удивили

— Что вас удивило в Казахстане?

— Существование жузов и то, что их представители ведут себя по-разному, зачастую весьма своеобразно. Например, у меня есть знакомый из младшего жуза, который разговаривал и вел себя так, будто готовился к боевым действиям и/или же беседовал с врагом.

Лишь потом мне объяснили, что представители этого жуза исторически были воинами и для них такое поведение и разговорный стиль являются нормой. Еще меня сильно удивил тот факт, что старшее поколение обычно не считает нужным стоять в очередях, зачастую просто проходя мимо и/или перепрыгивая через представителей более молодого поколения. Поразил также случай в аэропорту. Там даже дети уступали места не только престарелым людям, но и вообще всем старшим. Для меня это было непривычно.

Интервью было опубликовано новостным порталом 365info.kz. Оно доступно по ссылке.

Азербайджан — гарант энергобезопасности Грузии — ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ

Лейла Таривердиева

«С Азербайджаном связана энергетическая безопасность Грузии», — сказал Day.Az грузинский политолог Арчил Сихарулидзе, комментируя визит президента Грузии Саломе Зурабишвили в Баку.

Отметим, что этот визит стал первым региональным визитом новоизбранного президента Республики Грузия.

По словам Сихарулидзе, это главная причина выбора госпожой Зурабишвили страны для первого визита. «Других каких-либо переменных здесь нет, так как у Грузии нет какой-то активной внешней политики на Южном Кавказе, кроме желания сохранить статус-кво», — отметил наш собеседник.

«Главная составляющая грузино-азербайджанских отношений — это роль Азербайджана в обеспечении энергетической безопасности Грузии и приверженность Баку стабильности в регионе», — подчеркнул грузинский политолог, отметив высокий уровень стратегического партнерства между нашими странами и реализацию крупных совместных проектов, представляющих большую значимость для обеих стран.

Коснувшись муссировавшихся ранее слухов о возможном похолодании в грузино-азербайджанских отношениях, грузинский политолог отметил, что были некоторые опасения относительно недиверсифицированности грузинского энергетического рынка, но сейчас ситуация нормализовалась.

Комментарий был опубликован новостным агентством Day.Az Он доступен по ссылке.

Арчил Сихарулидзе: Визит грузинского лидера в Баку еще больше упрочит связи между Грузией и Азербайджаном

Матанат Насибова

Официальный визит президента Грузии Саломе Зурабишвили в Азербайджан является подтверждением того, что стратегическое партнерство между нашими странами находится на высоком уровне, заявил Trend известный эксперт-международник Арчил Сихарулидзе, комментируя встречу Президентов Азербайджана и Грузии в Баку.

Отметим, что Президент Грузии Саломе Зурабишвили, находится с официальным визитом в Азербайджане.

По словам грузинского эксперта, на сегодняшний день у двух соседей по региону имеется обоюдный интерес в различных сферах.

«Грузия заинтересована в обеспечении своей энергетической безопасности, и в этом смысле Азербайджан представляет для нас особую значимость. Параллельно, между нашими странами продолжается всестороннее сотрудничество, особенно, в сфере экономики и транзита грузов через железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс. Данный проект открывает большие возможности для увеличения объемов грузов, проходящих через Азербайджан и Грузию. И этот факт отметил также глава азербайджанского государства в Баку», — сказал Сихарулидзе.

Грузинский аналитик отметил, что Грузия и Азербайджан являются дружественными странами, которые заинтересованы в сохранении стабильности и безопасности региона.

«Полагаю, что визит грузинского лидера в Баку еще больше упрочит двусторонние связи между Грузией и Азербайджаном, а также создаст благотворную почву для реализации совместных, масштабных проектов, которые принесут обоюдную выгоду для двух наших государств», — сказал в заключение эксперт.

Комментарий был опубликован новостным порталом Trend News Agency. Он доступен по ссылке.

Сихарулидзе: «Грузинская мечта» не развалится

Уход ряда депутатов парламента из правящей партии «Грузинская мечта – демократическая Грузии» показал, что власть находится в кризисе, считает политолог Арчил Сихарулидзе.

«Грузинская мечта» в серьезном кризисе. В «Грузинской мечте» есть раскол, и, как я понимаю, от пяти до восьми депутатов собираются покинуть партию. Пока непонятно, куда эти люди уйдут… «Грузинская мечта» не развалится, пока у руля стоит человек, который может их объединить. Нравится кому-то Иванишвили или нет, но он самый влиятельный человек», – сказал Сихарулидзе в интервью Sputnik Грузия.

По мнению эксперта, внутри партии понимают, что «Мечте» тяжело будет выиграть парламентские выборы в 2020 году, потому что население страны не хочет голосовать ни за нее, ни за Единое национальное движение, а ищет «третью силу».

Один из самых влиятельных депутатов парламента Грузии Эка Беселия в пятницу объявила об уходе из «Грузинской мечты». Это решение Беселия озвучила после того, как большинство парламента Грузии не поддержало инициативу о приостановке до конца 2025 года процесса бессрочного назначения судей в городские, районные и апелляционные суды. Вместе с Беселия в тот же день о выходе из партии заявили депутаты Леван Гогичаишвили и Гедеван Похадзе.

Беселия стояла у истоков создания партии «Грузинская мечта — демократическая Грузия» в 2011 году, за год до ее победы на парламентских выборах и смены власти в стране.

Отношения Беселия с коллегами из правящей партии испортились в конце 2018 года. В декабре неожиданно для общественности она покинула должность председателя юридического комитета парламента.

Причиной она назвала неприемлемость представленного в парламент списка кандидатов в судьи Верховного суда Грузии и просьбы Высшего совета юстиции рассмотреть его в ускоренном порядке. Это объяснение оказалось непонятным для основателя и председателя «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили, так как, по его словам, отставка Беселия планировалась еще летом того года — для нее было подготовлено место вице-спикера парламента.

Что касается судей, Высший совет юстиции представил список кандидатов, в котором оказались имена судей, которых при прежней власти обвиняли в выполнении политических заказов партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение». Беселия заявила, что никогда не поддержит судей, служивших политической команде, с которой она боролась многие годы, до смены власти в Грузии в 2012 году.

После волны протеста оппозиции и представителей правящей партии процесс был приостановлен. Было решено, как того и требовала Беселия, разработать четкие критерии отбора судей Верховного суда, чтобы обеспечить его независимость и объективность. Но конфликт на этом не закончился, а еще и усугубился, так как депутат инициировала скандальный законопроект.

Комментарий был изначально опубликован новостным порталом Sputnik-Georgia. Он доступен по ссылке.

Политолог о политическом будущем Беселия

В Грузии в одиночестве выживают только те, у кого есть большой капитал, считает политолог Арчил Сихарулидзе.

«В политике она (Беселия – ред.) не сможет остаться, если не найдет человека, который будет ее финансировать. Сейчас основной игрок – Бидзина Иванишвили (председатель «Грузинской мечты» – ред.), а он вряд ли будет ее поддерживать», – сказал Сихарулидзе в интервью Sputnik Грузия.

По его мнению, чтобы быть в политике, надо иметь большие деньги, поэтому возможно, что Беселия уйдет в бизнес, как и многие другие члены парламента страны.

Ситуация внутри «Грузинской мечты» начала обостряться с конца 2018 года. Все началось с того, как один из влиятельных депутатов Эка Беселия неожиданно покинула пост председателя юридического комитета.

Свой уход она объяснила нежеланием рассматривать вопрос судей Верховного суда в ускоренном порядке. При этом Беселия заявила о необходимости разработки четких критериев отбора кандидатов в судьи Верховного суда. Дело в том, что в этом списке оказались имена судей, которых при прежней власти обвиняли в выполнении политических заказов партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение».

После ухода Беселия Высший совет юстиции согласился на то, чтобы парламент отложил этот вопрос до февраля, когда начнется весенняя сессия. Однако страсти на этом не закончились. Между Беселия и председателем парламента Ираклием Кобахидзе начался открытый конфликт.

Все завершилось тем, что в дело вмешался основатель и председатель «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили. Правящая партия на прошлой неделе провела два раунда переговоров, по итогам которых противоборствующие стороны были усмирены.

На прошлой неделе состоялось закрытое заседание парламентского большинства под руководством Иванишвили. После завершения встречи Беселия обещала в ближайшее время решить, оставаться ли в правящей партии, соучредителем которой является, или демонстративно уйти в оппозицию.

Комментарий был изначально опубликован информационным порталом Sputnik-Georgia. Он доступен по ссылке.

Арчил Сихарулидзе: Военный договор закрепит усилия Азербайджана, Грузии и Турции по поддержанию стабильности в регионе

Матанат Насибова

Военное сотрудничество между Азербайджаном, Грузией и Турцией уже существует и подписание очередного документа по итогам встречи в Баку — это закрепление уже существующей реальности, где каждая из стран признаёт важность другой в вопросе обеспечения мира и стабильности во взаимозависимом регионе.

Об этом сказал Trend в среду известный эксперт-международник Арчил Сихарулидзе, комментируя новый документ о военном сотрудничестве между тремя странами.

Отметим, что в среду представители силовых структур Азербайджана, Турции и Грузии, в частности министр обороны Азербайджана генерал-полковника Закир Гасанов, начальник Генштаба Турции генерал армии Яшар Гюлер и начальник Генерального штаба ВС Грузии генерал-майор Владимир Чачибая подписали протокол по итогам трехсторонней встречи в Баку.

«Трехсторонний формат сотрудничества предполагает усиление стабильности и сохранения безопасности в регионе, и наши страны активно борются с радикальными группами, обмениваются разведывательной информацией и другими данными. Разумеется, что каждое из региональных государств должно объединить усилия для устранения возможных рисков и угроз в регионе», — сказал Сихарулидзе.

Эксперт отметил важность активного участия сторон в проведении совместных учений, для обмена опытом между военнослужащими трех стран.

«Трехстороннее сотрудничество не ограничивается только военной сферой, у наших стран имеются перспективы для тесного взаимодействия в торгово-экономической, образовательной и других сферах. Турция является членом НАТО, а Грузия хочет вступить в ряды альянса, и в этом направлении уже сделано немало», — отметил грузинский эксперт.

Отметим, что на встрече обсуждались вопросы по развитию сотрудничества в трехстороннем формате, региональной стабильности, в том числе по обеспечению безопасности реализуемых в регионе экономических проектов и ряд других вопросов.

Комментарий был опубликован новостным порталом Trend News Agency. Он доступен по ссылке.

Грузия на перекрёстке: назад в прошлое?

28 октября 2018 г. в Грузии прошли последние прямые выборы на должность президента страны. Законодательные изменения, внесённые правящим конституционным большинством — Грузинской мечтой — в 2017 г., увеличили срок президентства на шесть лет и упразднили прямые президентские выборы с 2024 г. Несмотря на то, что страна уже полностью перешла на парламентскую модель правления, многим эта должность кажется очень важной с точки зрения последующей политической борьбы.

Абсолютным сюрпризом стал практически провал независимого кандидата Саломе Зурабишвили, поддерживаемого правящей партией (Грузинской мечтой) и её лидером — грузинским бизнесменом-миллиардером Бидзиной Иванишвили. С. Зурабишвили не только не смогла выиграть в первом туре, на что многие в её штабе надеялись, но и опередила своего оппонента Григола Вашадзе от Единого Национального Движения (ЕДН) чуть меньше, чем на один процент — 38,64% против 37,74%. Это исторический прецедент для Грузии — за всю историю ее независимости судьба выборов всегда решалась уже в первом туре.

Многие аналитики в Грузии и за её пределами предполагают, что это очередной признак удачного перехода страны на т.н. демократические рельсы. Конечно, нынешние президентские выборы укладываются в рамки базовых идеологических постулатов демократии, что не может не радовать тех, кто уделяет этим вопросам особое внимание. Однако история знает не один пример того, как свободные и конкурентоспособные выборы могли или же привели не к развитию демократических процессов, а к их регрессу, общественному расколу. Грузинский случай может оказаться одним их таких прецедентов. Более того, в сложившейся в стране парадоксальной ситуации можно легко узреть своеобразное сходство с президентскими выборами в России в 1996 г.

Что пошло не так?

Безусловно, прямое сравнение между первыми годами правления Бориса Ельцина и Грузинской мечты невозможно по многим причинам. Но всё же главным промахом обоих являлась вера в то, что их роль в освобождении государств, с одной стороны, от коммунистического строя, а с другой стороны — как минимум, от полуавторитарного полицейского режима сослужат им большую и долгую службу. Однако избиратели склонны к частым проявлениям политического склероза, и то, против чего они роптали и от чего страдали многие годы, может оказаться тем, за что они вновь проголосуют, столкнувшись с раннее неизвестным вызовом. И в постсоветской России, и в постреволюционной Грузии этим вызовом являлась сама демократия и сопровождавшая ее неограниченная свобода слова. Сегодня в Грузии больше конструктивной и позитивной демократии, чем когда-либо. В стране, как и в России ранних 1990-х гг., каждый может высказать практически любую точку зрения в любое время и в любом месте, не опасаясь наказания. Перефразируя слова известного грузинского общественного и политического деятеля Алеко Элисашвили — встав в оппозицию правительству и самому могущественному человеку в государстве, вы отныне не боитесь, что, выйдя на улицу, вы можете быть избиты «неизвестными»; такие инциденты не были редкостью в последние годы правления Михаила Саакашвили и ЕНД. Свобода слова привела к тому, что всё скрытое от глаз и ушей грузинских избирателей сейчас является темой ярых дебатов и предметом ссор. Немудрено, что многие люди, привыкшие к тому, что советские теле- и радиопередачи долгие годы говорили об успехах коммунистического строя и неувядающем благополучии государства, а в годы правления М. Саакашвили — о грандиозных прорывах в строительстве демократии и скором вступлении страны в НАТО, засомневались в том, что они живут в лучших государстве и политическом строе. И несмотря на тот факт, что статистика и стратегические партнёры страны указывают на то, что грузинское общество сейчас живёт лучше, неспособность донести это до обычного избирателя и чрезмерная самоуверенность привели к поражению правящей партии. Прежние заслуги, какими бы выдающимися они ни были, не могут непрерывно гарантировать благосклонность непостоянного избирателя. И пока политическая оппозиция в лице Григола Вашадзе и поддерживающей его партии ЕНД активно продвигали идею «сгнившей» Грузии, Грузинская мечта занималась напоминанием предшественникам об их грехах. Это, наверное, и стало ее главной ошибкой.

Конечно, не обошлось здесь и без субъективных причин. Правящая элита так и не смогла перешагнуть через себя и завершить процесс формирования одного из самых важных институтов демократии — системы правосудия. Грузинская власть всегда использовала прокуратуру и суды для борьбы с нежелательными для неё элементами. И хотя в эпоху Э. Шеварднадзе страна находилась в состоянии хаоса, такого сконцентрированного, осмысленного и систематического давления и управления институтом правосудия, как во время правления М. Саакашвили, не было. Следовательно, для грузинского общества эта реформа является очень чувствительной, она также кажется возможностью наконец-то защититься от нескончаемого, по ощущениям населения страны, государственного произвола. Но похоже, что правительство пока не готово окончательно распрощаться с привилегией влиять на систему правосудия. Опираясь на статистику, можно сделать вывод, что сегодня ситуация намного лучше, чем в постреволюционный период; однако это не то, чего грузинский избиратель ожидает от новой власти. Следует также задаться вопросом, а готово ли грузинское общество смириться с решением независимой судебной системы? Исходя из того, что большая часть общества склонна признавать лучшим судом тот, что принял «приемлемое» для неё решение, есть серьёзные причины полагать, что к таким переменам оно не готово. Так, отказ государства от влияния на процесс правосудия — это лишь начало длинного пути; но этот «отказ» должен иметь место. Нельзя обойти стороной и «многострадальную» реформу системы образования, которая на протяжении многих десятилетий подвергается постоянным экспериментам, не приводящим к каким-либо прорывам. Грузинская молодёжь продолжает получать сравнительно низкий уровень образования, особенно это касается детей дошкольного и школьного возрастов. Лишь за время правления Грузинской мечты министерство образования страны сменило нескольких первых лиц, а доктрина реформы менялась много раз. И, конечно, правящая партия не смогла найти формулу, которая дала бы стране толчок для выхода из очень затяжного социально-экономического кризиса. Несмотря на медленное, но стабильное развитие, Грузия по-прежнему остаётся государством т.н. третьего мира, где бедность, безработица и другие социально-экономические проблемы стоят очень остро. В одном из своих последних интервью Бидзина Иванишвили был практически вынужден признать, что сложившаяся в стране экономическая модель не может больше гарантировать демократическое развитие государства; более того, именно эта модель и не позволяет Грузии сделать очередной шаг в сторону желанной интеграции в ЕС. Несомненно, эта система выстраивалась ещё с момента развала Советского Союза, и винить в её формировании нынешнюю власть неразумно. Но грузинское общество всё равно ждёт от правительства соответствующих шагов, которые, как многим кажется, оно не может, не хочет или просто не знает, как сделать.

Складывается впечатление, что в правящей политической группе нет ответов на многие важные как для общества, так и для неё самой вызовы. Наглядным примером является частный оппозиционный телеканал Рустави 2, который в своё время сыграл ключевую роль в свержении Эдуарда Шеварднадзе и приходу к власти Михаила Саакашвили. Этот канал, который открыто поддерживает постреволюционное правительство и позиционирует себя как самый прозападно и антироссийский настроенный, прикладывает максимальные усилия для возвращения прежней власти. Более того, методы борьбы разнятся от конструктивной критики до абсолютной лжи. Самой запоминающейся дезинформацией в день выборов было заявление о том, что в Женеве избирательный участок был закрыт на два часа раньше. Позже выяснилось, что в этом городе граждане Грузии и вовсе не могли принять участия в голосовании из-за отсутствия избирательного участка в принципе. Грузинская мечта, осознавая важность медиа пространства, не предприняла никаких шагов, чтобы поспособствовать быстрому доступу к объективной информации не только граждан, проживающих на территории непосредственно Грузии, но и за ее пределами. В результате, оппозиция, поддерживаемая таким сильным информационным рупором, сплотила и/или враждебно настроила многих избирателей; она смогла сформировать выгодное для неё информационное поле. То есть правящая элита проиграла информационную войну.

Почему назад в прошлое?

Победа оппозиции и в частности Григола Вашадзе — это не шаг в лучшее будущее, а, скорее всего, шаг в прошлое. Это обусловлено в первую очередь тем, что эта самая оппозиция из себя представляет. Григол Вашадзе — бывший министр иностранных дел Грузии (2004–2008 гг.), который до последнего дня служил правительству Михаила Саакашвили, режиму, добившемуся феноменальных результатов в борьбе против института воров в законе, мелкой и средней коррупции и других антигосударственных проявлений. Более того, постреволюционные силы смогли навести порядок в стране, и Грузия наконец-то состоялась как полноценное государство. Однако такое быстрое переформатирование имело свою цену — значительное ограничение демократических институтов, прав и свобод человека, свободы медиа, отсутствие прозрачности, превышение полномочий, насилие со стороны разных силовых ведомств, давление на прокуратуру и судебную систему. Анализируя весь период правления М. Саакашвили, можно констатировать, что быстрая модернизация и стабилизация страны достигались за счёт поэтапного наступления на демократические институты. Также никакого диалога не было между позицией и оппозицией — правительство Саакашвили монополизировало т.н. прозападную повестку и подавляла всех несогласных. Самым актуальным из них, сыгравшим и сейчас важную роль, оказался метод использования т.н. пророссийской угрозы. Обвинять политических оппонентов в шпионаже против государства в пользу Москвы стало неотъемлемой частью грузинской политической жизни наравне с очень агрессивной антироссийской риторикой в целом. Здесь же следует отметить, что последней каплей в чаше терпения стали попавшие в СМИ видео со скрытых камер. Грузинская общественность узнала, что правительство систематически собирало компромат на своих же представителей, членов оппозиции и т.д. Более того, факты пыток и сексуального насилия в тюрьмах и в других местах временного задержания не были редкостью. Проблемой Г. Вашадзе является то, что этот политический деятель и его команда в лице ЕНД не только не признали свою вину в содеянном, но и вовсе её отрицают; а иногда даже утверждают, что эти действия были логичны и необходимы. В тоже время Г. Вашадзе открыто заявляет, что помилует всех представителей бывшей власти, арестованных и осуждённых за многочисленные уголовные правонарушения; более того, помилует Михаила Саакашвили и поспособствует его возвращению в политику. И, конечно, он не собирается бороться с той антироссийской паранойей и шпиономанией, которая захлестнула страну — наоборот, он активно её использовал в своей предвыборной кампании. В этом смысле Грузия — уникальная страна. Лишь здесь Григол Вашадзе — бывший сотрудник министерства иностранных дел СССР, гражданин Российской Федерации (оставался им, находясь на посту министра во время грузино-российской войны), открыто заявлявший о своей принадлежности к «русскому миру» и к русской культуре, пользовавшийся услугами российских политтехнологов на президентских выборах 2018 г. — может также открыто и яростно обвинять других людей в тесных и сомнительных связах с Россией. По сути, Г. Вашадзе предлагает повернуть время вспять и вернуть момент, когда у власти были постреволюционные силы. Здесь нельзя не провести параллели с коммунистической партией РФ во время президентских выборов 1996 г. Безусловно, правительству Саакашвили очень далеко до её преступлений, однако в обоих случаях отчётливо видны две тенденции — отрицание проступков и/или же их частичное одобрение и неспособность предложить что-нибудь новое. И в обоих случаях очень сомнительно, что такие силы смогут поспособствовать развитию государства, особенно если речь идёт о построении не просто модернизированного, а демократического общества.

Сходство между президентскими выборами 1996 г. в России и прошедшими недавно в Грузии прослеживается и в подходе к политическому протесту. Более половины избирателей и не явились на избирательные участки. Многие аналитики утверждают, что это был своего рода протест против действующей власти, а если быть точнее — против некоторых аспектов её политической деятельности. Безусловно, избиратель имеет на это право, однако демарш должен быть логичным и последовательным, а таковым он на сегодняшний момент не является. Не идя на выборы или голосуя за Григола Вашадзе (т.е. за бывшую власть), часть грузинского общества проявляет инфантильность, как в своё время поступил и российский избиратель. Вместо того чтобы поддержать третью, альтернативную силу (в случае с Грузией таким кандидатом, очевидно, являлся Давид Усупашвили) и подтолкнуть политическую культуру страны к большему разнообразию и дальнейшему развитию, избиратель делает выбор в пользу хорошо известного старого. То есть российский избиратель голосовал за коммунистов, а грузинский — за ЕНД. Такой вариант развития событий оказался бы приемлемым, если бы эти силы представляли собой «наименьшее зло», но это не так. По сути, существующий протест не только бьёт по позициям власти, но в первую очередь по самой грузинской демократии и развитию демократических институтов. Это наглядный пример того, что форма и цель протеста важны; протест должен быть осмысленным, а не опирающимся на эмоциональную составляющую, когда избиратель хочет наказать правящую элиту, не думая о последствиях. Так, становится очевидным, что невозможность грузинского общества проявлять признаки «утончённого» протеста приводит к отсутствию реального выбора между настоящим и будущим; вместо этого он голосует за хорошо знакомое прошлое или же уже надоевшее настоящее. Результаты президентских выборов в Грузии — это сигнал Грузинской мечте о том, что освобождение страны от полуавторитарного режима Саакашвили не может служить постоянным предлогом для побед на выборах. Грузинское общество только-только начало чувствовать все плюсы и минусы демократии и многим может показаться, что проблем в стране стало больше. Более того, люди могут захотеть обратно в тот менее демократический, но более стабильный мир. Правящая элита страны должна донести до избирателей идею о том, что Грузия медленно, но верно идёт по пути демократизации и развития, что она никогда не была такой преуспевающей, как сегодня. Но для этого нужно проводить правильную информационную политику, продолжать преобразования и наконец-то проявить политическую волю для завершения некоторых жизненно важных реформ. В свою очередь грузинский избиратель должен наконец-то избавиться от инфантильности и начать использовать критическое мышление. Лишь в этом случае протест будет осознанным и способным привести к формированию демократического политического фона в стране, созданию политических альтернатив, реального политического выбора в целом. В противном случае страна будет идти по кругу, в котором выбор будет стоять между «злом» и «наименьшим злом»; демарш общества будет эмоциональным, а не разумным. Грузинская мечта же, несмотря на все заслуги, войдёт в историю как сила, растерявшая поддержку и актуализировавшая те политические силы страны, которые, по идее, должны были оставаться на задворках политической жизни Грузии.

 

Оригинал статьи был опубликован на сайте РСМД. Прочитать её можно на ссылке.

Возвращение Саакашвили? Ситуацию в Грузии комментирует политолог Арчил Сихарулидзе

Наир Алиев

После того, как стали известны результаты первого тура президентских выборов, в Грузии вновь появились разговоры о возможном возвращении в страну бывшего президента Михаила Саакашвили.

Представитель Единого национального движения Григол Вашадзе – ярый сторонник Саакашвили уступил всего 1% условно независимому кандидату, которого поддерживает правящая партия «Грузинская мечта» Саломе Зурабишвили. Через две недели должен состояться второй тур, в котором шансы у кандидатов будут примерно равны.

Ранее Григол Вашадзе заявлял, что если станет президентом, то помилует Саакашвили и других бывших высокопоставленных чиновников, которые обвиняются в Грузии по разным уголовным делам.

В беседе с Media.Az грузинский политолог Арчил Сихарулидзе прокомментировал итоги первого тура, обратив внимание на тот факт, что 54% избирателей не проголосовали. «Это сигнал для правящей партии «Грузинская мечта». Конечно, я не сомневаюсь в том, что большинство избирателей не желает возвращения в страну Михаила Саакашвили. Но есть и апатия, вызванная годами правления «Грузинской мечты»», — отмечает наш собеседник.

По словам Арчила Сихарулидзе, «Единое национальное движение» смогло собрать людей, которые явились к избирательным урнам. А вот нынешней правящей партии это в полной мере не удалось.

«Если избиратели пойдут на выборы во втором туре, то победит, конечно же, Саломе Зурабишвили. Но если власть сейчас ничего не предложит своему электорату, то президентом может стать и Григол Вашадзе. И в случае, если он помилует Михаила Саакашвили и экс-главу МВД Вано Мерабишвили, тогда действительно в обществе может возникнуть серьезное напряжение», — считает Арчил Сихарулидзе.

Как говорит эксперт, президент в Грузии по сути ничего не решает. Но помиловать, конечно же, может. «Но даже в этом случае я очень сомневаюсь, что Михаил Саакашвили и представители его бывшей команды смогут приехать в Грузию. Возможно, части населения не нравится нынешнее правительство в силу различных обстоятельств. Но это не значит, что люди готовы простить все предыдущей власти (во главе с Михаилом Саакашвили – ред.).

Григол Вашадзе может помиловать Саакашвили, например, по одной-двум статьям. Но бывший президент обвиняется по одиннадцати статьям. Так что он все равно будет арестован, едва вступит на грузинскую землю.

Да и большинство граждан Грузии будут возмущены попытками легитимизировать людей, которые нарушали закон, а теперь возвращаются и хотят начать какую-то политическую деятельность в стране.

Но столкновений не будет. У власти есть все рычаги, чтобы этого избежать. Да и к тому же Григол Вашадзе понимает, что нынешний успех (сторонников Михаила Сакашвили – ред.) вызван не тем, что за «Единое национальное движение» проголосовало больше избирателей, а тем, что к избирательным урнам приходит все меньше людей», — резюмировал Арчил Сихарулидзе.

Комментарий был опубликован на новостном сайте Media.Az. Он доступен по ссылке.

Center for Systemic Political Research (CSPR)

IP Blocking Protection is enabled by IP Address Blocker from LionScripts.com.