Outcomes and the Future of Georgian Kingdom


Итоги и будущее Грузинского королевства

Конец 2020 года наступил, и пришла пора подводить итоги прошедшего политического цикла. Впервые за независимую историю страны правительство «Грузинской Мечты» смогло остаться у власти на третий срок, а оппозиция получила максимальное количество мест в парламенте; впервые за это же время выборы, получившие международное признание, не признаются оппонентами власти, отказавшимися входить в законодательный орган, надеясь на то, что пандемия и экономический кризис помогут им «сбросить» власть «мирным» путём; и впервые представители стратегических партнёров государства, в частности послы США и ЕС, стали объектами прямых нападок со стороны т.н. прозападных сил, обвиняя их в антигрузинской политике. В общем, многое в прошедшем цикле случилось «впервые», что, безусловно, повлияет на будущее.

«Однопартийный» парламент

Основным вопросом, которым задаются местные и международные аналитики является то, сможет ли «однопартийный» парламент управлять страной и не приведёт ли это к политическому кризису? Можно довольно-таки прямо заявить, что сможет и никакого кризиса не будет. Вызов такого мышления в том, что эти люди, во-первых, забывают историю, а во-вторых, делают неуместные параллели между Тбилиси и Минском, Тбилиси и Бишкеком. Если углубиться в прошлое, то можно наткнуться на очень интересный факт – у страны был уже «однопартийный» парламент, в котором находилось Единое Национальное Движение с конституциональным большинством и оппозицией, которая в основном отказалась участвовать в политической жизни. Несмотря на такую расстановку – это не помешало правительству Михаила Саакашвили управлять государством с 2008 по 2012 спокойно, мирно, без суеты и, более того, в абсолютно одностороннем порядке принимать конституционные изменения; вкратце — реформировать страну и общество по-своему желанию. Следует упомянуть, что большая часть нынешней политической оппозиции, которая называет сегодняшний парламент «советским» из-за «однопартийности», были активными приспешниками и членами именно того съезда законодательного органа, но тогда этих людей это не особо и тревожило. Что же касается кризиса, то он может иметь место только в том случае, если правящая элита, т.е. правительство, потеряет бразды правления над институтами – чего, безусловно, не произойдёт. «Грузинская Мечта», как в своё время Саакашвили и его партия ЕНД, полностью владеет ситуацией, и нет никаких признаков того, что представители государственного сектора, рабочие и другие представители грузинского общества выйдут на массовый и стихийный митинг. Особенно если учесть тот факт, что для многих граждан позиция или же оппозиция является деструктивными силами, без которых в парламенте наоборот – будет лучше; это, скорее всего, тревожит идеологический мотивированных людей, задающиеся насущным для них вопросом: «А что подумает Запад?!».

«Мирная революция»

Политическая оппозиция уже заявила, что или в стране будут назначены досрочные парламентские выборы, или процессы перейдут на улицы; в частности, грузинский народ, обедневший в результате экономического кризиса и пандемии, весной ринется на баррикады и «самостоятельно» сметёт власть, после чего оппозиция будет «вынуждена» встать у руля. Именно такой сценарий – «мирной революции» озвучивает политическая оппозиция, которая не может прямо заявить, что это план не «грузинского народа», а политических сил, поскольку призывы к таким шагам считаются неполиткорректными. Особенно неприемлемой идея «революции» стала после того, как уважаемая и влиятельная грузинская неправительственная организация ISFED, занимающаяся параллельным подсчётом голосов, признала свою ошибку и обновила результаты парламентских выборов, которые практически полностью совпали с выводами центральной избирательной комиссии. Это окончательно загубило попытки оппонентов власти доказать, что выборы были сфабрикованы. Как заявил посол Германии Хуберт Книрш, ни он, ни другие послы не получили ни одного вразумительного аргумента, доказывающего факт фальсификации; нет причин сомневаться в легитимности результатов. Ситуацию усугубил и посол ЕС Карл Харцель, прямо заявивший о том, что революционный сценарий – это не то, что поддержат стратегические партнёры Грузии. Следовательно, дебатов о легитимности парламентских выборов нет и не будет. Политическая оппозиция оказалась у «разбитого корыта», поскольку именно от международных наблюдателей ожидали своеобразного «зелёного света» на радикальные шаги. Сейчас у оппонентов власти нет международной поддержки, нет аргументов за революцию и, что самое главное, нет поддержки общества на революционный сценарий. Грузинское общество уже не является постсоветским, оно является гибридным. С одной стороны, оно имеет многие черты других постсоветских обществ, как бескомпромиссность, но в то же самое время, сильно укрепились Европейские элементы – призыв к диалогу и, конечно же, отказ от революций и стремление к эволюции. Поэтому повторения минского или бишкекского сценариев не следует.

Прозападные силы против Запада

Если же говорить с точки зрения развития грузинского общества и политического класса в целом, то можно с уверенностью заявить – 2020 год был историческим; именно этот год превратил Грузию в Восточно-европейское государство. И связанно это с тем, что концепция пост-колониального мышления была поднята не просто т.н. «маргинальными» для либеральных кругов элементами общества, а непосредственно ими же. Впервые за независимую историю Грузии т.н. либеральные элиты, кормящиеся донациями Запада восстали против неё. Люди, которые называли других пророссийскими, предателями, анти-западниками за то, что некоторые критиковали Западных послов, институты, подходы – сейчас сами ведут целенаправленную политику дискредитации против Запада, особенно, послов США Келли Дегнан, ЕС Карла Харцеля и Германии Хуберта Книрша. Более того, либеральные элиты стали открыто говорить о пост-колониальном мышлении среди общественного и политического классов, которое вынуждает подчиняться «желанию» Запада; т.е. для этих людей стало неприемлемым до сих пор незыблемая мантра – «Запад сказал, мы повинуемся». Это особенно важно учитывая тот факт, что и в Восточно-европейских государствах причиной восстания против «истины» было не только желание доказать существования альтернативной модели развития, но и банальное стремление к политической силе и финансовой прибыли. Самые видные грузинские либеральные элиты, которые в большинстве голосовали за оппозиционные партии, ввиду некоторых идеологических особенностей, внезапно осознали, что у них нет монополии на Запад. Более того, что Запад не поддерживает их «революционный настрой» на спасение Западного курса Грузии и Западных ценностей в стране – что вынудило этих людей от призывов к «цивилизованному миру» спасти Грузинскую демократию, перейти к призывам «мы сами разберёмся». Это, безусловно, — начало важного диалога в стране на тему постколониального мышления, который отчасти стал причиной антилиберальных и критических настроений в Восточной Европе; диалога, который реально превратит Грузию в Восточно-Европейское государство, с соответствующими привилегиями, а также негативными для либерализма последствиями.

Статья была опубликована на портале РСМД.

Tagged : / / / / / /

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

RussiaUSAGeorgia